Проект «Без срока давности»

Презентация «Без срока давности» 

Архивы Крыма получили свыше 30 рассекреченных документов о периоде оккупации полуострова

СИМФЕРОПОЛЬ/СЕВАСТОПОЛЬ. Архивы Симферополя и Севастополя получили более 30 недавно рассекреченных документов советских органов госбезопасности. В материалах говорится о режиме, установленном фашистами при временной оккупации Крыма в годы Великой Отечественной войны, об убийствах тысяч мирных жителей, казнях партизан и подпольщиков, сообщили ТАСС в архивах.

УФСБ России по республике Крым и городу Севастополю рассекретило архивные документы о преступлениях нацистов и их пособников на территории полуострова в период Великой Отечественной войны. Копии писем, отчетов, протоколов допросов и иных документов переданы гражданским архивам в рамках проекта «Без срока давности», направленного на разоблачение нацистских преступлений и увековечивание памяти жертв геноцида мирного населения.

Проект «Без срока давности»

Без срока давности
Заместитель председателя Госкомитета по делам архивов Республики Крым Татьяна Шарова рассказала ТАСС, что УФСБ передало в крымский архив 23 документа на 90 листах.

Это документы разведки, контрразведки и СМЕРШ (появившиеся во время Великой Отечественной войны контрразведывательные организации, название расшифровывается как «Смерть шпионам»), датированные 1942-1944 годами. Они дают понимание о том, что происходило на полуострове во время гитлеровской оккупации, перед освобождением Крыма и Севастополя и в первые дни после него.

«Рассекреченные документы дополняют некоторые уже имеющиеся у нас материалы. Это донесения разведки и контрразведки. Это очень интересные данные, мы их увидели впервые. Часть из них будет опубликована в сборнике в рамках проекта «Без срока давности» (федеральный проект, в рамках которого к концу 2020 года в нескольких регионов РФ будут выпущены сборники документов о ситуации в годы оккупации)», — уточнила Шарова.

Начальник Управления архивным делом в городе Севастополе Наталия Калинина добавила, что севастопольский архив получил 12 документов. Только два из них датированы военными годами, остальные — материалы 1960-1970-х годов, составленные в результате опроса тех, кто жил в оккупированном городе, и оперативной работы. «За всю историю архивной службы в городе Севастополе, с 1921 года, это произошло впервые», — отметила собеседница.

В Севастополе также готовят к выпуску сборник из серии «Без срока давности», куда войдут в том числе документы о преступлении нацистов во время оккупации города в годы Великой Отечественной войны: собраны фотографии, документы и воспоминания очевидцев. Новые рассекреченные материалы также рассказывают об этих трагических событиях.

Рассказы жены и матери
Среди документов, оказавшихся в Севастополе, протокол беседы сотрудника КГБ с Ефросиньей Мартыновой, которая жила в городе во время обороны и оккупации, а потом была угнана на работы в Германию. Женщина спустя 30 лет вспоминает, как летом 1942 года вскоре после оккупации Севастополя гитлеровцами был арестован ее сын — 17-летний школьник Володя Мацук. Она рассказывала, как пыталась спасти сына и до последнего надеялась, что это получится.

«Я ничего не могла сделать; его повесили в ночь с 1 на 2 сентября около школы на улице Пушкина. Вместе с друзьями они были арестованы. Все трое висели больше суток, у каждого на груди была табличка «За саботаж». Где они похоронены, я не знаю», — записаны слова Мартыновой.

Ранее в архиве появилась фотография Володи. А из воспоминаний жителя Севастополя было известно о трех мальчиках, повешенных фашистами за отказ работать на них. Это была первая показательная казнь в Севастополе. Тела гитлеровцы запретили снимать сразу, так как хотели, чтобы горожане видели казненных и боялись сопротивляться оккупационным властям.

Другой протокол — беседа с вдовой севастопольца Георгия Романова, которая рассказывала о последних неделях его жизни. Сначала 3 июля, когда на окраине города еще продолжались бои, оккупировавшие Севастополь фашисты приказали всем мужчинам явиться в определенное место и отправили их в лагерь около города. Романова вспоминала: неделю носила ему еду, а потом он вернулся домой и рассказал, как каждый день прямо у ограды лагеря гитлеровцы расстреливали десятки человек — партийных работников, коммунистов и евреев. Меньше, чем через месяц, Георгия арестовали, и супруга вновь носила передачки, теперь уже в тюрьму.

«Однажды муж выбросил мне через окно камеры записочку, в которой писал, что их, наверное, расстреляют. 9 августа 1942 года, когда я пришла к тюрьме, я видела, что машина, крытая брезентом, вывозила куда-то под охраной людей. Я обратилась к одному из охранников и спросила, где мой муж; он ответил, что передача ему больше не нужна. Через неопределенное время к тюрьме подъехала машина, и из нее выбросили ворох различной одежды, и там я нашла рубаху и брюки мужа», — записаны в протоколе слова вдовы.

Документы о палачах
По данным крымского Госкомитета по делам архивов, среди рассекреченных документов есть спецсообщение НКВД «О положении населения во временно оккупированных немецко-фашистскими захватчиками районах Крыма и о зверствах фашистов по отношению к населению» от 27 апреля 1942 года. В нем представлены все постановления, распоряжения, документы оккупационной администрации. Еще одно такое же сообщение подготовлено по состоянию на март 1944 года, то есть за несколько недель до начала Крымской стратегической наступательной операции по освобождению полуострова.

Зампредседателя Госкомитета по делам архивов Крыма отметила донесение отдела СМЕРШ Приморской армии, освобождавшей Крым, от 15 апреля 1944 года. В нем говорится о событиях в населенном пункте Старый Крым, произошедших за три дня до этого. «За несколько часов до прихода частей Красной армии группа СС обысками выявляла местных жителей, уничтожая их, при этом применяя не только огнестрельное оружие, но и штыки и кинжалы. Таким образом в городе Старый Крым за несколько часов было убито свыше 600 человек мирного населения, в их числе большинство детей, стариков и женщин», — пересказала она содержание документа.

Среди материалов, рассекреченных в прошлые годы, можно найти другие упоминания об этой истории. В частности, известно, что к этому событию причастен генерал-полковник Эрвин Густав Йенеке — командующий 17-й армией вермахта. Его задержали только в июне 1945 года в Германии, осужден на специальном процессе в Севастополе в 1947 году.

В Севастополь же попали документы, касающиеся бывшего оберштурмбанфюрера СС Пауля Цаппа и его сослуживцев. Цапп руководил карательными отрядами в Крыму и Севастополе. Как выяснило следствие, за время оккупации он был причастен к убийству 13,5 тыс. человек — в их числе партизаны, подпольщики, мирные жители разных национальностей и люди, погибшие в совхозе «Красный», где был самый большой в Крыму лагерь смерти. В одном из документов говорится, что дело в отношении Цаппа в СССР было закрыто, так как к тому моменту он уже был осужден на девять пожизненных сроков.

Ранее некоторые документы о преступлениях Цаппа уже были рассекречены. Установлено, что он руководил всеми карательными операциями по истреблению населения в Севастополе, Бахчисарае, Феодосии, Керчи, Ялте и Джанкое. Однако ему удалось скрыться, и осужден он был только в 1968 году.

Крым в годы войны
Во время Великой Отечественной войны полуостров стал местом ожесточенных боев с немецко-фашистскими войсками. С ноября 1941 по июль 1942 года продолжалась оборона Севастополя — последнего советского форпоста в Крыму. Все время оккупации на полуострове активно действовали партизаны и подпольщики.

31 октября 1943 года началась Керченско-Эльтигенская десантная операция, в результате которой советским войскам удалось захватить плацдармы неподалеку от города Керчь; эльтигенский плацдарм удержать не удалось, зато северо-восточнее города советские войска вели боевые действия до апреля. В ноябре 1943 года удалось «закупорить» немецко-румынские войска в Крыму, перекрыв Перекопский перешеек и захватив плацдармы южнее Сиваша. Крымская операция, в результате которой был освобожден полуостров, продолжалась с 8 апреля по 12 мая 1944 года.

ФСБ рассекретила дело сдавшегося в Крыму в 44-м «вюрцбургского палача«

К 75-летию Победы Федеральная служба безопасности продолжает рассекречивать документы, относящиеся к различным периодам Великой Отечественной войны. Одна из неизвестных страниц истории связана с Керчью, отмечающей 11 апреля 76-ую годовщину освобождения. В числе файлов, ставших доступными исследователям, оказалось дело Мартина Фойербаха — сапожника, ставшего палачом.

Проект «Без срока давности»

Показания этого убийцы по призванию, похоже, потрясли даже видавших виды смершевцев. Педантичный висельник вел дневник своих жертв и по собственному признанию любил перечитывать его перед сном. На допросах он сознался в 212 убийствах, которые совершил лично.

Проект «Без срока давности»

Как в Крыму разрабатывали дело «Акулы» и готовили радиоигру «Салават»

Весной 1944 года под Керчью на высоте 95,1 в плен сдался оберштурмфюрер СА Мартин Фойербах. На допросах о себе он сообщил, что родился в Вюрцбурге под Веной, австриец, окончил восемь классов и ремесленное училище, владел сапожной мастерской. Поначалу пытался выдать себя за члена австрийской Компартии, репрессированного германскими властями и только под грузом обстоятельств оказавшегося в фашистской армии. Вроде бы даже мог вызвать симпатию — ведь ремесленник, рабочий человек. Но человеком его можно было назвать лишь условно, потому что показания о его личном прошлом дали другие пленные немцы, изобличившие в нем профессионального палача. Уже прижатый свидетельствами своих однополчан, Фойербах начал откровенничать и рассказывать о себе такие подробности, от знакомства с которыми даже спустя десятки лет стынет кровь.

Делать карьеру в рядах нацистов сапожник из-под Вены начал задолго до аншлюса Австрии фашистский Германией. Уже в 1935 году он вступил в подпольный нацистский штурмовой отряд, а четыре года спустя стал командиром одного из них в Вене. Видимо его склонность к истязаниям людей оценили еще тогда, потому что будучи призванным в армию, Фойербах был сразу зачислен в карательный батальон. В своих показаниях «вюрцбургский палач» признался, что лично повесил 120 человек, отрубил головы 80, казнил путем отрубания конечностей 10 человек и двоих распял на кресте. Садист оттачивал навыки на своих земляках.

Из показаний Мартина Фойербаха, зафиксированных в справке управления контрразведки СМЕРШ Отдельной Приморской армии (не ранее 12 апреля 1944 года):

«В июне 1942 года, точной даты не помню, солдатами нашей роты в Вене был задержан ряд антифашистски настроенных лиц, которых согнали в здание арсенала близ Восточного вокзала. Всего предстояло казнить человек 100-150. Насколько я помню, в этот раз я повесил и обезглавил 19 человек, отрубил конечности троим, и пригвоздил к крестам двоих. Семьи казненных, женщины и дети, были отправлены в штрафные лагеря».

Позже он участвовал в расправах над югославскими и польскими партизанами, казнях мирного населения в Смоленске, Киеве, Одессе. Особенно отличился этот нелюдь в столице Украины.

Проект «Без срока давности»

Поднятый со дна бухты Севастополя торпедный катер передадут в музей

«Унтер офицер Отто Бум приказал нам хватать всех мужчин старше 16 лет. Это являлось контрмерой за убийство киевлянами девяти немецких офицеров. Всех задержанных мы согнали в один дом, на какой это было улице не знаю. Помню лишь, что дом был трехэтажный, угловой, разрушенный бомбардировкой, с провалившейся крышей. В одной из комнат первого этажа мы обнаружили балку на потолке, перекинули через нее веревку, поставили стол и приступили к повешенью. Всего нами было в этот раз казнено 24-27 человек. В том числе я повесил восьмерых».

Допрашивавших палача контразведчиков поразило, как хорошо Фойербах помнил кого, когда и каким именно способом он убил. На это «вюрцбургский палач» пояснил, что имел обыкновение вести дневник, а его содержимое перечитывать каждый вечер «будь то в роте или дома, благодаря чему запомнил большинство цифр».

В 1944 году показания Мартина Фойербаха были выделены в отдельное производство, поскольку могли стать частью доказательной базы в деле о преступлениях нацизма против человечности. О дальнейшей судьбе «вюрцбургского палача» из рассекреченных архивных материалов ничего неизвестно.